Header Ads

ГЛАЗА СМОТРЕЛИ НА МЕНЯ


Глаза его смотрели на меня несколько осоловело с хмельком и тупинкой, явно не понимая что я ему говорю. Знакомое имя Иисуса о котором ему говорилось, заставляло охмелевший мозг немного шевелиться, но мысль ускользала. Его не бросили.
Глаза его смотрели на меня с радостью и легким недоверием от того, что Бог простил его несмотря на его невменяемость и неразумность. Они выражали благодарность Иисусу и светились тем светом, который говорил о прикосновении Господа и прощении. Его простили.
Глаза смотрели на меня с покорностью, светясь тихой, но глубокой радостью перед тем как погрузиться в воды крещения. В них отражалось небо и ликующая душа, готовая соединиться в Церкви с Господом. Сердцебиение было слышно даже через руку возложенную на макушку головы и решающее да, на вопрос о принятии Господа было страстным и твердым. Его приняли.
Глаза смотрели на меня с ожиданием мудрости и познания, когда шла библейская школа. Глаза говорили о предвкушении, о жажде и с предвкушением откровения. Каждый раз, когда Писание открывалось ему богатством Божьей славы, глаза озарялись искрой восторга. Его учили.
Глаза смотрели на меня виновато и смиренно когда пришлось обличать его в грехе пьянства и строго говорить о недопустимости возвращения назад. Глаза просили милости. Его простили.
Глаза смотрели на меня виновато и нагло с хмельком и бесшабашностью, которую дает алкоголь. Нагловатость и бравада не могли обмануть, за ними ожидал милости человек сломленный собственной слабостью и неспособностью к борьбе. Его не отвергли.
Глаза смотрели на меня тупо и не узнавали из-за пелены хмельного дурмана из милицейской машины, в которую его забрали сотрудники ППС. Один из них был в блевотине горе брата. Глаза смотрели тупо, но с надеждой. Его не изгнали.
Глаза смотрели на меня испуганно и в свете полуночного фонаря блестели слезами. Испуг светился как маяк который ожидает спасительный корабль для терпящих бедствие. Зима и босые ноги. Побег от разгулявшегося друга собутыльника, который гнался с ножом. После этого случая алкоголь перестал быть его проблемой. Его защитили.
Глаза смотрели на меня с недоверием и надеждой когда он услышал, что мы верим в него и думаем, что хорошо было бы поучиться в миссионерской школе. Слеза напрашивалась в набухшем глазу, просясь выразить чувства. В него поверили.
Глаза смотрели на меня виновато и сокрушенно когда он был уличен в том, что украл деньги из ящика для пожертвований. В них был страх, безысходность и капля надежды на прощение. Его простили.
Глаза смотрели на меня с недоумением и недоверием и непониманием, когда я давал ему конверт с десятиной церкви для того, чтобы он передал в центр. Глаза блестели верой и округленностью доверием к недостойному доверия. В него поверили.
Глаза смотрели на меня с уважением, когда я посещал его на миссии в далекой стране. Они горели жаждой и нужной в общении и заботе. Они говорили о благодарности. Его взяли в удел.
Глаза смотрели на меня грустно и непонимающе когда Бог отошел от него на время, чтобы испытать и утвердить. Они слезились скорбью и печалью. Он пошел искать утешения в других людях. Ему не понравились мои ответы: теперь, искать, ждать и продолжать любить. Его наставляли.
Глаза смотрели с вызовом и гордостью когда он нашел другого наставника, который давал легкие ответы и вел путем широким и простым. Они были надменны и полны предвкушения быстрой победы. Я отпустил его. Его поняли.
Глаза смотрели на меня виновато и сокрушенно когда широкий путь завел его в тупик из которого было только два выхода: все бросить или возвращаться. Он вернулся. Его приняли.
Глаза смотрели на меня непонимающе и осуждающе когда я отказал ему в том, чтобы он мог служить, сказав, что еще не время и необходимо восстановление. В них была искра гнева. Его воспитывали.
Глаза смотрели на меня глумливо и нагло когда он пришел сказать, что я не духовный человек и не могу называться не только его наставником, но и пастором вообще. Он решил, что служение Богу — это пустая трата времени. Он идет в бизнес. Я его благословил. Его не поняли.
Глаза смотрели на меня с благодарностью когда он залез в долги и мы помогли ему из них выпутаться, заплатив деньги. В них была искренняя благодарность и обещание больше не делать резких движений. Мы благословили его и бизнес начал медленно развиваться. Он получил благословение.
Глаза смотрели на меня недоуменно когда он привел неверующую девушку с намерением на ней жениться. Они выражали недоумение потому, что мы стали говорить о ее спасении прежде чем об их свадьбе. Он решил не сочетаться в Церкви. Мы их благословили Он не был отвергнут.
Глаза смотрели на меня с ненавистью, виня за все проблемы в семье, бизнесе и личной жизни, в отсутствии отношений с Богом и потере служения. Он не помнил то, что было для него сделано за многие годы. Глаза смотрели осоловело с хмельком и тупинкой, явно не понимая что я ему говорю. Знакомое имя Иисуса о котором ему говорилось заставляло охмелевший мозг немного шевелиться, но мысль ускользала. Я молюсь за него каждый день. Его не бросили.

Образ собирательный, любые совпадения могут быть только частичными.

Комментариев нет

Технологии Blogger.
helloblogger.ru