Header Ads

НЕПАЛ ПОТРЯСЕННЫЙ подготовка


Два дня подготовки к поездке в горы. Мы решили съездить как в эпицентр первого, самого сильного, так и в эпицентр второго менее сильного, но самого разрушительного толчка. Правда в день прилёта был третий не менее сильный и число жертв и разрушений выросло. Братья сообщили нам, что в их деревне половина домов полностью разрушено, остальные нуждаются в серьёзном ремонте. Уцелело только здание Церкви. Там мы и будем раздавать пострадавшим продукты и будет вести приём врач.
Все эти дни у меня противная температура 37,4. Страшно болит горло и лёгкие. Мучает кашель. На фоне жары и несносной духовной атмосферы, а так же активизировавшиеся, как всегда, мои вороженьки, сообщающие мне о моей неверной мотивации. Поспать удалось только пару часов за сутки. Днем встречи и поиск где снять деньги и купить все необходимое, а ночью вопли ночующих на улице непальцев от каждого, даже самого незначительного толчка.
Как и при каждой катастрофе обнажается в Непале не только каменистое дно долины Катманду, но и сердца людей.
Мой друг, пастор столичной церкви сразу же после первого толчка сел на мотоцикл и поехал в Горкху. Несмотря на то, что дороги в горах и без того опасны, а после землетрясения ещё и разрушены. На мотоцикле проехать намного проще чем на любой машине. Он провёл там две недели почти, помогая людям. Не только верующим, но и всем жителям.
Мы познакомились с неверующими ребятами. Которые работают волонтёрами в местном госпитале. Бесплатно и самоотверженно. Сами ищут места где нужна помощь, сами ищут медикаменты, собирают финансы, организуют поездки и ездят на мешках с рисом по опаснейшим местам. Мы просили их помочь нам с транспортом. Они помогли не только с машиной, но и с документами на проезд. Правда попросили, чтобы с нами поехал доктор на случай если там понадобится медицинская помощь.
Почти все миссионерские команды переквалифицировались в спасательные. Многие отказались от жизни в отелях и ночуют на поле вместе с непальцами, а деньги потратили на воду и палатки.
Но появились и другие товарстчи. Караваны с гуманитарной помощью грабят по дороге к месту назначения. Нападают и сбрасывают мешки с рисом и все что вообще получится сбросить. С каждым днем мародёры становятся все агрессивней.
Правящая каста показала себя, можно сказать не с лучшей стороны. Получив неплохие, по непальским меркам, финансы для восстановления страны представители власти проявляют полное бездействие. Объясняют это все продолжающимися толчками, но даже минимальной неотложной помощи нет. Дороги чистят только если этого потребуют благотворительные организации, которые не могут добраться в пострадавшие районы.
Представители высших каст проявляют откровенное безразличие к жизни простых людей. А поскольку это касты власти и брахманы — религиозные лидеры, то индекс доверия к этим институтам резко упал.
Кто-то из пасторов покинул страну на время землетрясения. Люди не поняли. Кто-то откровенно пытается нажиться. Собираются деньги, а назначение не понятно. Я лично знаком с одним непальским парнем, который успел даже создать некую организацию, но за все время нашего знакомства не справился даже с простым переводом. Вообще есть такая ирония: почти все кто приезжает в Непал или начинает налаживать контакты, в первую очередь попадают на мошенников. И, как правило, это ребята с которыми либо мы, либо кто-то из наших друзей уже сталкивался. И странным мне кажется не только то, что каждая церковь или объединение старается создать здесь собственный плацдарм и панически боится совместной работы, но и то, что они просто отказываются даже от простого совета. Как результат огромные финансовые потери.
Сами непальцы не стали более открытыми к Евангелию. Напротив, многие ожесточились. Они считают, что землетрясение — это гнев богов на наше присутствие. Я разговаривал с нашими «духовными туристами» и они выразили мнение, что Гималаи и Тибет это священные места и они не для христиан.
Массовое разрушение языческих храмов, чудесным образом уничтоженных среди нетронутых домов, они объясняют тем, что боги прогневались и покидают эти места.
Всеобщее настроение можно охарактеризовать как безнадёжность. Смерть так близко подступившая к их домам невероятно их пугает.
Но проповедь наталкивается на некоторое противление. Местное телевидение уже сообщило, что христиане помогают только тем, кто принимает христианство. Такого напора от местных христиан, да и от миссионеров я не видел. Но мы знаем как пресса умеет преподнести и обосновать.
Стоит невероятная жара, а обещанные дожи так и не проливаются. Это не хорошо. Молимся о дожде. Сегодня с утра было целое индуистское моление с трубами и пением. Я поинтересовался о чем просят? Они молились о прекращении землетрясения и о дожде.
В Катманду разрушен водопровод. Поэтому вода сейчас весьма ценится. Водовозы по всему городу раздают воду. Стоят очереди.
Почти все магазины не работают. Цены подскочили. Как на продуты, так и на услуги.
Вчера покупали тенты и так долго торговались, что уже стемнело. Так и не удалось скинуть цену. Хозяин обосновывал нежелание тем, что придут американцы и все равно купят по той цене, что он говорит. То, что тент для пострадавших, — не аргумент. Он говорит: а для кого я их шью?!
Среди христиан некоторое недоумение и апатия. Многие церкви пострадали и верующие потеряли свои дома. Например в деревне куда мы поедем среди неверующий половина потеряла жилье, а верующие все. Они задают вопрос: почему? У меня нет пока ответа.
Завтра служение и я молюсь, чтобы Господь дал ответы.
Ездили покупали евангелизационную литературу в Библейское общество. Оказалось, что в последнее время это достаточно востребовано. Мы забрали последние Новые заветы и трактаты. Оставили только трактаты о том что такое счастье, посчитав неуместным раздавать это людям в пострадавших районах и буклет о том почему люди завидуют… по той же причине.

Встретились с «госпитальерами», ребятами служащими в местном госпитале волонтёрами. Они кстати неверующие. Они нашли для нас рис по 1080 рупий за тридцати килограммовый мешок и помогут с машиной и пропуском. Они поедут с нами и просили, чтобы мы взяли не двоих врачей, а четверых. Мы согласились.
На Тамеле встретили белоруса. Андрей надел майку в белорусских национальных цветах и орнаментом. Парень подбежал радостный. Второй день в Катманду. Пригласили на кофе. Не приехал. Но адрес знает и думаю, что встреча ещё состоится и нам удастся ему засвидетельствовать.
День был долгим, но очень плодотворным. Я поражаюсь как не по непальски решаются вопросы. Например встречу с пастором Ишвором мы провели где-то за час с чаем и осмотром дома молитвы. И то при том, что обычно на это уходит не менее трех четырех часов.
Вернулись в отель, уже было темно, но во дворе столпотворение. Разошедшиеся после относительно спокойной позавчерашней ночи люди, вернулись после утреннего толчка. Дети играют в бадминтон, взрослые в карты, причём на деньги. Атмосфера веселья. Но собаки начали выть. И дух уныния быстро заполнил шумный двор.
Пришли уточнённые данные с той деревни в которую мы едем. В прошлый раз я так не добрался туда, а Торен и Виталик с Витей доехали. За полгода удалось построить там дом молитвы, который кстати единственный уцелевший дом. Деревня называется Горипокари в сельсовете Такукод (на самом деле VCD или вилидж комунити девелопмент), но сельсовет проще, дистрикт Горкха. Здесь 78 домов из которых полностью разрушено. Из пятнадцати домов христиан не уцелело ни одного.

Завтра служение и последние сборы в дорогу. Если честно немного волнительно из-за слухов об ограблениях и завалах на дороге. Ну и вызывает опасение то, что от дороги до деревни нужно полчаса идти пешком, а учитывая две тонны риса и ещё тонну другой снеди… нужна молитва.

Комментариев нет

Технологии Blogger.
helloblogger.ru